«Основания для того, чтобы перейти к восстановительному росту, уже сложились. Как быстро статистически мы можем это показать — вопрос» — сказал министр экономики.

123Осторожность Алексея Улюкаева можно понять. С одной стороны, Росстат сообщает о росте промышленного производства: в июне — на 0,3% к маю (с учетом сезонного и календарного факторов) и на 1,7% к июню 2015-го. За квартал — рост на 1% год к году. С другой стороны, стоит изменить методику снятия сезонности — и рост окажется падением: по оценкам ЦМАКП, в июне выпуск был на 0,1% ниже, чем в мае, на 1,2% ниже, чем год назад. За квартал — минус 0,9%.

Вдобавок и индекс промышленного оптимизма ИЭП имени Гайдара утратил «все «завоевания» конца первого—начала второго квартала». Отмечая «ажиотаж» вокруг данных Росстата, «вселивших, кажется, надежды на скорое преодоление медленно текущего кризиса», в ИЭП указывают, что, по опросам предприятий, планы выпуска достигли минимума за 2013-2016 годы и основным негативным фактором стало ухудшение динамики спроса.

Как сообщает «Ъ» со ссылкой на данные Росстата, розница начала чувствовать себя немного лучше (в июне снижение год к году на 5,9% против 6,1% в мае). Но в сфере услуг — падение на 2%. И оба показателя хуже, чем можно было бы ждать в условиях начавшегося, по оценкам Росстата, роста реальных зарплат: на 1% в мае и на 1,4% в июне. А поскольку инвестиции пока восстанавливаться не собираются, пересматривать прогнозы в сторону повышения, пожалуй, рано. Экономисты Альфа-банка, ожидавшие спада ВВП в 2016-м на 0,3%, даже признают, что сейчас и этот прогноз «находится под угрозой».