О факторах, влияющих на производственные планы дочернего общества ПАО «Россети» — ОАО «МРСК Урала» рассказывает первый заместитель генерального директора – главный инженер Юрий ЛЕБЕДЕВ.

b2ce6dc8755fd44fce7f92c8c8c6e7cf

 – Вы отвечаете за реализацию технической политики ОАО «МРСК Урала» в регионе.  Что в ней является на сегодня приоритетным для компании?

– Наши приоритетыэто принципы, выработанные из практической сущности энергетического хозяйства, которым следуют уже многие поколения энергетиков «МРСК Урала». Сегодня специалисты компании развивают эту техническую политику, опираясь на современные достижения прогресса.

Это, во-первых, надёжность каждого элемента сети, оборудования, линий электропередачи, требующих минимум выводов из эксплуатации для техобслуживания и ремонта. Мы используем универсальное оборудование, понятное нашему персоналу. И что очень важно, оно должно обеспечивать безопасность наших сотрудников и сторонних лиц.

Во-вторых, это системная надёжность, то есть большой спектр организационно-технических, расчётных мероприятий, в том числе по моделированию режимов сети. Показатели, которых нам удалось достичь в минувшем году, свидетельствуют о правильности выбранных приоритетов. По предварительным итогам, компания добилась уменьшения количества технологических нарушений на линиях электропередачи классом напряжения 0,4-110 кВ почти на 32% по сравнению с прошлым годом. Причем стоит отметить, что самое большое снижения– 43% – произошло в распределительных сетях класса напряжения 0,4 кВ, от работоспособности которых зависит бесперебойное электроснабжение жителей регионов присутствия ОАО «МРСК Урала».

– По общему мнению экспертов, сегодня потери в российских сетях из-за их износа достигают несколько десятков процентов. Ваша оценка данной проблемы?

Общий процент потерь в сетях всех уровней напряжения «МРСК Урала» составляет меньше 9 %. При этом в среднем износ оборудования у нас в соответствии с годовой производственной отчётностью на уровне 69%.

Хочу подчеркнуть, что износ и потери нельзя связывать напрямую. Потери можно разделить на технические и коммерческие. Первые обусловлены физическими процессами, происходящими при передаче электроэнергии по электрическим сетям. Основная составляющая коммерческих потерь связана с хищениями электроэнергии. Наиболее распространено это явление в распределительной сети на воздушных линиях 0,4кВ. Проводим рейды, модернизируем системы учета электрической энергии.

Ранее мощности были заложены с учетом развития, к примеру, цветущих сельскохозяйственных организаций. После их исчезновения мы вынуждены где-то для снижения потерь менять трансформаторы с большой мощностью на менее мощные, но все-таки содержать протяженные сети даже для небольшого количества потребителей.

Но на сегодняшний день наша сеть избыточна по своим техническим решениям, а поэтому режимы перегруза линий электропередачи, оборудования случаются редко. Соответственно, уровень потерь не выходит за рамки нормативных, которые год от года становятся все жёстче.

–Чем объясняется такая ситуация с большим износом оборудования?

Мы, энергетики, развиваемся вместе с экономикой страны, а понимая, какие были 1990-2000-е …по сути, до 2006 года и ремонтные, и инвестиционные программы компании были достаточно урезаны, мы недовложили в электросетевой комплекс большое количество средств, которые позволили бы снизить процент износа до 50% или даже 40%. А это уровень износа энергооборудования многих западноевропейских стран.

За 2015 год аварийность в наших сетях снизилась на 20%. За счет усовершенствования диагностического парка выявляем ранние дефекты. Автоматизировали процесс планирования ремонтных работ, введён модуль ТОРО, за счёт этого происходит более качественное, адресное планирование ремонта, уже не планового, а с учетом технического состояния объектов.

Снижение аварийности произошло на фоне того, что в регионе наблюдалась как повышенная грозовая активность, так и гололедообразование.

– Как влияют колоссальные объёмы техприсоединений на поддержание сетевого хозяйства в надлежащем состоянии?

Это серьёзнейший вызов на сегодняшний день. В условиях, когда мы не видим значительного роста полезного отпуска и развития в целом производств, вынуждены большие средства отвлекать на реализацию договоров техприсоединения. Договоры с малыми предприятиями либо окупаемые, либо близко к тому. Но большое количество заявок льготного технологического присоединения, до 15 киловатт, поступает от физических лиц. Это в том числе освоение земельных участков «серыми» риелторами, которые изменяют стоимость земли за счёт того, что реализуют там инфраструктурные объекты, в том числе, сети за счет компании. Но, тем не менее, будучи зажаты со стороны законодательства, мы вынуждены мириться с условиями, которые для нас убыточны. При этом ответственность заявителей в существующем законодательстве, по нашему мнению, отражена слабо.

На сегодняшний день у нас нет других источников финансирования кроме существующих тарифов, рост которых ограничен регулятором. В тарифе есть затраты подконтрольные и неподконтрольные, при этом на последние мы не влияем. К подконтрольным относятся расходы ремонтного фонда, зоны капитального строительства, куда входят инвестиционные программы, заработная плата персонала. В текущем году большая доля затрат вновь уйдет на реализацию техприсоединения по льготным ставкам в 550 рублей.За подключение по этим расценкам до 15 кВ сетевая компания тратит, в среднем, более 100 тыс. рублей.

Если законодательство будет поправлено таким образом, что урегулирует эти вопросы, станет легче и органам власти, и компаниям, которые обслуживают инфраструктурные объекты, и даже самим заявителям.

– Считаете ли вы, что одной из серьезных угроз для развития и устойчивого существования является наличие дебиторской задолженности перед сетями со стороны сбытовых компаний?

Понятно, когда нам не платят, берём деньги в банках, что для нас не выгодно. В частности, например, из-за неплатежей у крупных сетевых компаний – держателей «котла» отсутствует источник как для своевременного расчета с территориальными сетевыми организациями, так и для реализации собственных производственных планов и выполнения обязательств перед потребителями. Объёмы задолженностей большие. Если оперировать цифрами, то ремонтная программа компании составляет ежегодно порядка 1,6 млрд рублей, в 2016 году ее финансирование увеличено до 1,7 млрд рублей. На сегодня объем дебиторской задолженности перед «МРСК Урала» превышает эту цифру почти в три раза.

Принят федеральный закон, ужесточающий платёжную дисциплину. Мы уже почувствовали, что ряд должников поняли – надо всё-таки двигаться в сторону урегулирования всех наших взаимоотношений.

Назовите самые крупные инновационные проекты (пилотные), которые апробированы, внедрены в Обществе в прошедшем году для повышения надежности электроснабжения потребителей.

Первоначально у нас была многомиллиардная программа инновационного развития. Поработав в этой программе в течение 2-3 лет, мы решили считать инновационными те разработки, на которых апробируем новые методики. Таких не так много. Например, мы строим свою систему управления производственными активами, которую считаем достаточно инновационной – это единое информационное  пространство, объединяющее несколько информационных систем.

В 2015 году во Всероссийском конкурсе в области наукоемких инновационных проектов и разработок «Энергопрорыв-2015» разработка специалистов «МРСК Урала» «Система защиты при обрывах фазных и нулевого проводов на воздушных линиях электропередачи напряжением 0,4 кВ» получила  первую премию. В  мире не существует устройств систем, которые бы реагировали на обрыв провода в сети 0,4 киловольт.

По итогам уральского этапа Всероссийского стартап-тура
экспертное жюри в треке «Энергоэффективные технологии» признало абсолютным победителем конкурсный проект «i-TOR-110 кВ – автономный пункт коммерческого учета для линий 110 кВ». Этот стартап, минуя дополнительную экспертизу, был выдвинут на «Стартап Вилладж-2015». Основным инициатором мероприятия является фонд «Сколково».
Практическая реализация уникальной для нашей страны разработки осуществлялась совместно с энергетиками «МРСК Урала». Высокоточный цифровой измеритель тока и напряжения введен в опытно-промышленную эксплуатацию на высоковольтной линии электропередачи 110 кВ «Искра – ТЭЦ ВИЗ», расположенной в зоне ответственности производственного отделения Центральные электрические сети филиала ОАО «МРСК Урала» — «Свердловэнерго». В третьем  квартале 2016 года пункт коммерческого учета с  i-TOR-110 кВ будет апробирован в «Челябэнерго».

В  Чусовских электрических сетях филиала «Пермэнерго» на линиях «Губаха – Горная», «Горная – Метанол» существовала критичная ситуация по гололёдообразованию, дающая постоянное отключения энергии в течение нескольких лет подряд. Мы не можем на этих линиях применить схему плавки гололеда, поскольку он образуется не по всей линии, а только на одном  участке – одно будем лечить, а другое изначально ухудшать.

Нашли другое техническое решение – применили высокотемпературный инновационный провод меньшего сечения, позволяющий пропускать большие токи, имеющие более низкий температурный коэффициент. Способность по перегреву этого провода выше, и он на себе не задерживает гололёдообразование. По каждому опыту внедрения инновационных разработок мы даём аналитику в «Россети» с тем, чтобы наши коллеги могли использовали этот опыт.

 

– Как масштабно ОАО «МРСК Урала» использует импортное оборудование и какую оценку Вы, как технический руководитель компании, можете дать аналогичной продукции отечественных производителей?

Начнем с того, что почти все оборудование, которое мы используем в своей работе, производится здесь, на Урале, кроме КРУЭ. Либо это локализованное производство, то есть по технологиям зарубежных фирм, но открытым. Фактически можно его считать приравненным к российскому. Поэтому изделия, которые мы используем в работе, в основном, отечественные – начиная от программно-технических комплексов и завершая оборудованием подстанцией, проводом, я уже не говорю про опоры.

У нас производится все, что нужно – кабельная продукция, трансформаторы, коммутационные аппараты. Я бы хотел отметить активную работу ряда предприятий, которые заинтересованы в ее реализации. Например, Группа СВЭЛ – один из ведущих российских производителей электротехнического оборудования продолжает наращивать свое производство. Есть совместные предприятия, к примеру, торгово-производственная компания АББ, которая выпускает здесь оборудование уже  лет десять и стала практически своей. Таким образом, угроз в случае закрытия иностранного рынка этих изделий мы не видим.

В процессе эксплуатации у нас возникают дополнительные требования к продукции производителей электротехнического оборудования, необходимые для развития энергетики, о которых мы им сообщаем. Например, на линиях «Губаха – Горная», о которых я говорил, был применён провод производства «Камкабеля», технические условия которого проходили согласование в наших технических службах.

И думаю, что такое тесное партнёрство помогает производителям успешно осваивать не только внутренние, но и внешние рынки. А нам – получать именно то оборудование, в котором мы нуждаемся.

С точки зрения импортозамещения, острая проблема только одна – производство комплектующих для микропроцессорных устройств защиты и связи. Думаю, что в короткий промежуток времени они тоже будут заменены на отечественные аналоги. Компания «Прософт» уже производит все комплектующие самостоятельно. И многое из линейки оборудования данной компании разрабатывалось именно под требования специалистов, в том числе «МРСК Урала» и «Свердловэнерго».

Мы являемся фундаментальными заказчиками, а за нами стоит большой ряд предприятий более мелких, которые ориентируются на нас при выборе электротехнического оборудования. Таким образом, наша компания расширяет рынок сбыта продукции отечественных производителей.