Ситуация в отрасли сложная, проблематичная. Но активность каждого участника этого процесса позволит сдвинуть ее с «мертвой точки» и дать возможность оказывать потребителям качественную услугу водоснабжения и водоотведения.

Андрей ПИПКО, первый заместитель ген. директора ОАО «Водоканал Свердловской области»:

123– Андрей Борисович, какой сектор на сегодняшний день является самым активным загрязнителем вод Среднего Урала – промышленный или бытовой?

Промышленные и хозяйственно-бытовые стоки нужно четко разграничивать – и по составу загрязнителей, и по границам ответственности. Промышленные предприятия, в соответствии с законом, обязаны самостоятельно полностью очищать свои стоки (независимо от вида производства) и самостоятельно их сбрасывать или передавать на доочистку в Водоканалы, но соответствующего качества. Для этого с Водоканалом заключается договор, где четко описывается качество сточных вод по всем показателям, которые могут принять очистные сооружения в соответствии с существующей технологией. В случае нарушения этих нормативов технологический процесс на очистных сооружениях нарушается, очистка осуществляется не в полном объеме, и Водоканал оказывается «крайним» при сбросе в водоприемник ненормативно очищенного стока. Для этого Водоканалы, не надеясь на «чистоплотность» промышленных предприятий, содержат службы контроля сбрасываемых стоков в контрольных колодцах. И, в случае обнаружения ненормативного сброса, выставляют штраф промышленному предприятию для покрытия технологических убытков и, как следствие, нанесения урона окружающей среде. К сожалению, Водоканалы малых населенных пунктов такую работу ведут от раза к разу, так сказать, по наитию или при наличии явных нарушений. Каждый день ловить такие перекосы, нужны серьезные средства.

– А какова ситуация у самих Водоканалов? Каков уровень их состояния, развития, перспектив?

Мы достаточно много ездили по Свердловской области и ситуация везде одинакова: сооружения массово построены в 1960-1970-е годы. За это время нигде ничто кардинально не перестраивалось, за редким исключением «благополучных» водоканалов, в основном, в больших городах. Старое оборудование, высокий процент потерь на сетях «тянут» за собой существенный рост тарифов за счет повышения расхода электроэнергии, потерь, отсутствия полноценного учета и автоматизации.

Одновременно с этим изменилось и качество бытовых сточных вод, они стали более концентрированные за счет сокращения расходов воды у потребителей (сокращение централизованного потребления составляет около 5% в год), технологии «устаревших» сооружений не предназначены для такого изменившегося качества, должны кардинально корректироваться. Также в последнее время увеличилось количество бытовых химических веществ, которые поступают в сточные воды: средства для мытья, стирки. Сильно развиваются фармацевтическая, парфюмерная промышленность, многие показатели которых вообще не учитываются при загрязнении стоков, но существенно влияют и на работу сооружений и на качество водоприемников.

– Можно назвать эту ситуацию острой или уже катастрофической?

Я не возьму на себя ответственность официально называть её катастрофической, но с профессиональной точки зрения считаю, что мы находимся на грани такой ситуации.

Многие специалисты, особенно зарубежные,  сталкиваются с тем, что установленное оборудование изготовлено в 50-60-е годы, иногда встречается датировка и первых послевоенных лет. Можно предположить, что это хорошее, надежное, ремонтопригодное оборудование, но эти технологии не отвечают современным требованиям энергонеэффективного производства. А это очень важно, потому что сегодня, к сожалению, мы не можем заложить экономически обоснованный тариф. Для того, чтобы только обеспечить прямые годовые расходы (заработная плата, ГСМ, электроэнергия, газ, аренда, реагенты и т.д.), тариф должен быть порядка 50-60 руб./м3, а не 20-30 руб./м3, как сегодня на территории Свердловской области. Соответственно ни о каком развитии, приобретении нового эффективного оборудования речь не идет. И поэтому большинство Водоканалов на сегодняшний день являются убыточными. Причина в том, что практически вся сфера водоснабжения и водоотведения использует в своей деятельности продукции зарубежного производства (технологическое оборудование, реагенты, инженерные комплектующие), а уровень цены на услуги для потребителей у нас – российский. В такой ситуации стоимость кубометра очищенной воды должна составлять около 1,5-2 евро, как и в Европе.

– А государство на это цели напрямую не может выделять средства?

Нет, напрямую такое финансирование не предполагается. Предприятия муниципальные или частные – это гарантирующие поставщики, которые сами обеспечивают эксплуатацию, ремонт и развитие. По 131-ФЗ ответственными за водоснабжение, водоотведение на территориях являются муниципалитеты. Работая в тесном взаимодействии с МУПами, частными предприятиями, муниципальное образование может подавать заявки на софинансирование областного, федерального бюджетов для развития, нового строительства, которое необходимо сегодня предприятиям для того, чтобы, в первую очередь, сформировать эффективные затраты, в том числе на электроэнергию. Процесс сложный, трудоемкий, но возможный. Например, строительство новой станции подготовки питьевой воды в Ревде производительностью 45 тыс. м3/сутки, которая будет обеспечивать потребителей, как этого города, так и соседнего Первоуральска, финансируется за счет привлеченных кредитов и средств областного бюджета.

– И в результате, какого же качества питьевая вода, которая поступает в квартирные краны уральцев?

В Свердловской области около 49% населения обеспечивают поверхностные, остальное – подземные источники водоснабжения.

Если говорить о поверхностных источниках, то сложность заключается в том, что очень трудно выдерживать зону санитарной охраны, потому что многие их берега у нас застроены, заняты сельхозугодиями. Например, в Первоуральске Верхне-Шайтанский пруд является источником питьевого водоснабжения, а по всем его берегам находится плотная жилая застройка. С близлежащих полей сельхозугодий в реки и пруды смываются химудобрения, особенно в паводковый период. Очистка очень сложная.

Потребители Екатеринбурга питается водой из Волчихинского водохранилища, водоохранная зона которого тоже находится в неудовлетворительном состоянии. На сегодняшний день ведется реконструкция Головных сооружений водопровода по очень сложной, достаточно дорогой технологии для того, чтобы потребители получали действительно качественную питьевую воду.

В Ревде одни из первых в России мы применяем новую технологию, когда на первых же стадиях путем флотации собираются основные загрязнители. Пока же везде традиционно используется технология отстаивания, это более длительный период очистки.

Из новых очень динамично развивается мембранная технология, предполагающая продавливание воды через очень плотную поверхность, при этом, можно получать, практически, дистиллированную воду. Технология очень дорогая по оборудованию и обслуживанию, но, я думаю, что за ней будущее.

Мероприятий, позволяющих сокращать затраты,  достаточно много. Например, утечки в системах транспортировки воды. В ряде муниципалитетов эти потери достигают 50 %. Когда проводишь обследование, выясняется, что трубы не просто имеют порывы, но и состав трубопроводов неоднороден. Встречаются магистрали, выполненные частично из бетона, стали, чугуна, даже деревянные элементы трубопровода присутствуют. Такое состояние труб, приводящее к колоссальным затратам энергии, сводит на «нет» все нововведения.

В подземных источниках часто содержится железо, марганец, кремний. Доведение до нормы такой воды также достаточно сложно, а объекты водоочистки, особенно по области, мелкие – от 10 куб./сутки. Строительство локальных очисток – дело дорогое. А, с другой стороны, необходимо рассматривать возможность и готовность населения оплачивать эти новые, но необходимые затраты. Так, у нас в области достаточно большое количество населенных пунктов источниками питьевого водоснабжения используют колодцы, где качество воды не всегда является нормативным.

– А что же будет завтра? Как в отсутствии финансирования реанимировать отрасль, обеспечить населению качественную услугу водоснабжения и водоотведения?

На сегодняшний день законодательно это направление развивается достаточно активно. Формируется хорошая база для динамичного развития отрасли. И это своевременно, потому что если сегодня ничего не вкладывать, а всех только штрафовать за нарушение, то будут в геометрической прогрессии расти разрушающиеся объекты водоочистки. Ярким примером служат полуразрушенные водонапорные башни, которые мы созерцаем, проезжая по области.

Уже пять лет разрабатывается идея концессии. Но почему-то все себя представили, что придёт концессионер с большим мешком денег, построит всё новое, всё будет замечательно. А то, как вернуть ему деньги, мало кто представляет. Именно поэтому механизм концессионирования пока «пробуксовывает».

С 2015 года законодательство несколько изменилось, появились механизмы возвратности вложенных финансовых ресурсов. Муниципалитету необходимо проявить заинтересованность в данном вопросе, начать разработку качественных схем водоснабжения и водоотведения, разработать проектно-сметную документацию на первоочередные объекты водохозяйственного комплекса. И уже после этого можно говорить о возможном софинансировании. Так за счет собственных средств ряд муниципалитетов (Верхние Серги, Невьянск, Кленовское), не смотря на сложнейшую финансовую ситуацию, разработали проекты очистных сооружений, подали заявки на софинансирование и в областной, и в федеральный бюджеты. Думаю, что у них все получится. Активно разработку концессионных соглашений ведет рабочая группа при правительстве Свердловской области, в состав которой входят специалисты областного Водоканала, министерств инвестиций и ЖКХ, финансов.

Сегодня тенденция такова: концессионер заходит в несколько населенных пунктов и образует кустовое объединение, скажем, районный водоканал.

Задачи нашего предприятия – создать технико-финансово-экономическую модель, с которой муниципалитеты, я подчеркну, при их желании, могли бы начать развитие водопроводно-канализационного хозяйства. Так, например, одним из первых наших проектов явился городской округ Ревда: мы совместно разработали инвестиционную программу, сделали инжиниринг очистных сооружений, финансовую модель. С привлечением собственных средств, кредитных ресурсов, бюджетов муниципального образования и области ведется строительство станции подготовки питьевой воды производительностью 45 тыс. м3/сутки. В октябре планируется запуск первой очереди, который уже сможет обеспечить потребителей Ревды, Первоуральска, а в перспективе, возможно, Дегтярска. Но это пока, к сожалению, единственный пример в области.

В рамках законодательства о концессионном соглашении мы, одни из первых в Свердловской области, стали концессионерами на объектах водоснабжения и водоотведения в Арамиле. Двухлетний опыт показывает трудности и перспективы этого направления, которыми активно делимся с нашими коллегами на территории Свердловской области.