О создания энергоемких производств –

Антон ТУГОЛУКОВ,

заместитель генерального директора

ЗАО «Группа «СВЭЛ»

Антон ТУГОЛУКОВ

Антон ТУГОЛУКОВ, заместитель генерального директора



В ходе нового строительства, при плановой замене на действующем производстве устаревшего электротехнического оборудования нужно учитывать не только его цену, но и совокупную стоимость владения на весь срок эксплуатации.

–Что Вы понимаете под совокупной стоимостью?

Если взять масляный трансформатор, то нужно учитывать такие параметры, как, например, электрические потери. Очевидно, что тот трансформатор, у которого они ниже, стоит дороже, потому что при изготовлении в него заложено больше высококачественных активных материалов. Но эксплуатация выбираемого оборудования дает существенную экономию. К примеру, если использовать при этом необслуживаемые датчики, соответственно, можно сократить обслуживающий персонал, реже подходить к трансформатору. Наша компания применяет уникальную для России технологии по изготовлению трансформатора, который снимает, пожалуй, половину необходимых операций при текущем среднем капитальном ремонте. Чтобы далеко не ходить, вот есть такое предприятие ОАО «ЧМЗ», как всякое металлургическое предприятие весьма энергоемкое, борется за каждую копейку, за каждый процент. Когда мы показали, какая может быть экономия денег на сниженных потерях, там в срочном порядке были заменены все старые силовые трансформаторы. Буквально со следующего дня после установки нового трансформатора затраты на электроэнергию в себестоимости продукции снизились, соответственно, на рынке предприятие стало выглядеть лучшим образом.

Но на сегодняшний день на подавляющем большинстве предприятий отдают предпочтение мгновенному экономическому эффекту, то есть дешевизне оборудования, без учета стоимости его дальнейшей эксплуатации.

–А в целом на отечественном рынке эта продукция, произведенная по технологиям, аналогичным тем, что вы упомянули сейчас, присутствует? И это уже полностью наше отечественное или там какие-то детали есть импортные?

Конкуренция есть. Хотя и сегодня разные компании выбирают для себя разные пути реконструирования оборудования при его изготовлении. Кто-то, допустим, отдает предпочтение изготовлению наиболее дешевого продукта, применяет самые низкокачественные материалы, не гарантируя сокращение потерь. Сейчас вопрос импортозамещения стоит очень остро. То есть на сегодняшний день очень важно, чтобы было написано «Сделано в России», отсюда есть случаи фальсификации продукции. Покупает иностранную продукцию предприятие, состоящее только из рабочего, который перебивает шильники. Поэтому крупные заказчики проводят технические аудиты, аудиты по вопросам экономической безопасности. Приезжают на предприятие, смотрят, действительно оно такое, как на сайте рекламируется, как в каталоге, как рассказывает менеджер по продажам или это какой-то гараж.

Но детали импортные конечно есть и в качественной продукции российской сборки. Наша компания с полным циклом изготовления еще до украинских событий начала заниматься импортозамещением по экономическим соображениям. В первую очередь, обратили внимание на Россию, во вторую на страны СНГ. А когда санкции заработали, начали целенаправленно переориентироваться с европейских, американских на производителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Вот если глубоко рассматривать слово «импортозамещение», то полностью импортозамещающий продукт это тот, который реконструируется и в России. И все детали для него изготавливаются, и, конечно, сборка, соответственно, здесь. Какие-то материалы, комплектующие мы производим собственными силами, какие-то закупаем. Если взять сухой трансформатор, основная проблема для нас – это составляющая компаунда. Есть несколько мировых лидеров, которые его знают, они его продают всем производителям трансформатора, но не раскрывают секрета химического состава этого компаунда, его ингредиентов.

На 100 % комплектующие реакторного оборудования производятся в России, ну и с самого начала мы закупали все здесь.

Что касается масляных трансформаторов, здесь проблемы на сегодняшний день две. Современный масляный трансформатор охлаждается пластинчатыми радиаторами. В России производства пластинчатых радиаторов нет. Как правило, они закупаются в Италии, в Германии. Но это не сильно высокотехнологичные изделия. Группа компаний НЛМК рассматривала инвестпроект по созданию такого производства, но на падающем рынке отказалась от него. Но есть такие производители в Китае, в Корее, в Японии, их качество нас устраивает, и в любой момент мы можем перейти на контакты с ними.

Сложнее с переключающим устройством. Подавляющее большинство заказчиков прописывает в договоре переключающее устройство тех фирм, которое у них установлено уже на имеющемся производстве. Это и какие-нибудь ABB, Hyundai. В случае ужесточения санкций все эти компании могут прекратить поставки в Россию. Поэтому нам приходится искать альтернативу. И на сегодняшний день самая понятная нам китайская HUAMING. На самом деле это европейская компания, не буду называть какая, настроила производство в Китае, ограничила лицензионными соглашениями, чтобы они продавали только на внутренний рынок. Буквально недавно лицензия закончилась, ограничение снято, и HUAMING готова поставлять свою продукцию России. Но в в нашей стране их продукция нова, неизвестна заказчиками и поэтому они смотрят на нее через призму недоверия.

И вот нам достаточно нетяжело, с одной стороны, отвечать на вопросы по импортозамещению, с другой стороны – продвигать новых поставщиков.

–А в целом, под каким ракурсом вы все-таки видите свои перспективы – более оптимистичным или негативным?

Перспективы достаточно радужные. И именно потому, что в первую очередь, связаны они именно с импортозамещением. Некоторые говорят – «проблемы импортозамещения». На мой взгляд, проблемой это будет тогда, когда действительно границы для электротехнического оборудования будут перекрыты физически из-за политических мотивов. На сегодняшний день это только «вопрос импортозамещения», с преобладанием экономической составляющей. Если при поддержке Правительства России в стране будет производиться продукт аналогичный зарубежному, с таким же качеством, но с низшей ценой, потребитель переориентируется на этого поставщика. Но пока надо не забывать об энергетической безопасности. Политические веяния непонятно куда ведут, если завтра границы резко закроются «на замок», то нам надо быть готовыми в уже срочном порядке переориентироваться на альтернативных поставщиков.

–А как реально с поддержкой Правительства России? Ощущается? Ну, там законодательная, финансовая, иные меры, стимулирующие предприятия к импортозамещению? Вы чем-то пользуетесь?

Инструмент, которым мы не пользуемся – это различные субсидии, они направлены и правильно направлены больше на малый и средний бизнес. Ему действительно надо помогать, потому что сами же, например, госкомпании ставят некоторые барьеры, преодолеть которые малому бизнесу достаточно тяжело. Госкомпания, к примеру, говорит, что оборудование, поставляемое ей, должно быть сертифицировано. Это не дешево, и у малого бизнеса таких денег может не быть, либо он может не видеть эффекта от вложения средств в сертификацию. Министерство промышленности и торговли РФ помогает субсидиями эти барьеры преодолеть.

То, чем пользуемся мы. Правительство РФ выставляет иностранным компаниям, имеющим производство в России, совместным предприятиям российским и иностранным, требования по уровню локализации производства. И такие предприятия начинают искать в России производителей оборудования, чтобы заменить иностранные аналоги. К примеру, ранее «Уральские локомотивы» в Верхней Пышме аналоги продукции нашего предприятия спокойно покупали в Германии. Правительство РФ обязало их повышать процент локализации в нашей стране. И они обратились к нам, совместно провели разработки, они нам помогли аттестовать в РЖД такие изделия. И на сейчас мы поставляем «Уральским локомотивам» свои изделия – помехоподавляющие дросселя для электровозов, ряд другого оборудования. А есть примеры импортозамещения, очевидно обоснованного экономическим фактором. Например, все производители устройства конденсации реактивной мощности использовали реактор производства Германии, Италии, Испании. Когда пошла волна импортозамещения, мы освоили данный продукт, вышли с ним на рынок, начали предлагать. Это как раз произошло в тот момент, когда существенно увеличился курс валюты, наши цены были гораздо конкурентоспособнее, мы одномоментно захватили этот рынок.

–А с научными организациями у вас есть рабочие контакты?

Мы в постоянном поиске – лучших технологий, материалов, конструктивных решений.

И, к нашему удивлению, у уральских ученых очень много достаточно интересных решений лежит на полках в научно-исследовательских институтах.

При советской власти было то же самое, и по-прежнему нет этого необходимого для развития экономики страны в целом взаимодействия промышленности и науки.

Очень активно нам помогает в налаживании таких контактов Комитет по энергетике Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей, приглашая на свои заседания представителей научных институтов. Вот, в частности, на выездном заседании комитета в Асбесте, на котором мы тоже присутствовали, о своих достижениях рассказывали представители Института физики металлов им. М.Н.Михеева УрО РАН. При этом специалисты «Ураласбеста» очень удивлялись – почему такая информация к ним не доходила раньше? Она бы очень сильно пригодилась для решения задачи, над которой они в данный момент как раз ломают головы.

К сожалению, не так редко ученые получают задание исследовать такую-то проблему, выполняют его, получают за это деньги, а результаты кладут на полку.